Почему Россия поддерживает Асада
Диванное настроение
sjjyolppp
Барак Обама и Франсуа Олланд готовы протестировать искренность заявлений Кремля об объединении усилий для уничтожения ИГИЛ (запрещена на территории РФ) в Сирии и Ираке. Правда, между их позициями есть серьезные различия. Вашингтон достаточно сдержанно воспринимает российские заявления о «новой антигитлеровской коалиции» и пока не собирается размораживать отношения с Москвой по другим направлениям. Доверие настолько подорвано, что Обама к сотрудничеству с Путиным по Сирии применяет старый рейгановский принцип «доверяй, но проверяй».

Судьба Асада

В своем выступлении по итогам саммита АТЭС в Маниле Обама фактически потребовал от России продемонстрировать доказательства серьезности своих намерений по борьбе с ИГИЛ, прекратить бомбардировки сирийской оппозиции и военную поддержку режима Асада. На каком-то этапе Россия и Иран должны принять важнейшее решение. «Действительно ли они верят, что могут поддерживать Асада и добиться военной победы над всей сирийской оппозицией? Или же им выгоднее спасти сирийское государство?» России необходимо сделать серьезный разворот в своей политике в Сирии и отказаться от требований сохранения Асада у власти,говорит Обама.

Собственно, американская позиция и ранее сводилась к этому тезису. Просто сейчас к ней добавилась готовность Вашингтона к более тесному военному сотрудничеству, если цель российской операции изменится, что, как надеются американцы, возможно после теракта с А321. Американцы считают конструктивной роль Москвы в переговорах по сирийскому урегулированию, где нас разделяет, по сути, один принципиальный вопрос – дальнейшая роль Асада в новой сирийской власти.

Пока Керри и Лавров вынесли его за скобки, чтобы можно было двигаться дальше. Но слишком многие конечные пункты урегулирования упираются именно в эту проблему. Обама в Маниле вновь обозначил жесткие рамки необходимого решения: Асад не может претендовать на участие в новой власти в Сирии и должен будет уйти по окончании переходного периода. Политическое урегулирование не должно оставлять открытой возможность сохранения Асада у власти, потому что «подавляющее большинство сирийского народа считает его убийцей. Он не может вернуть себе легитимность».

Американцы считают, что для успеха борьбы с ИГИЛ в Сирии должно быть сначала обеспечено прекращение огня между сирийской оппозицией и армией Асада, а затем полноценное участие сирийской оппозиции в операциях против ИГИЛ. Но без ясности в вопросе о дальнейшей роли Асада такой сценарий маловероятен.

Российская искренность

Париж также придерживается жесткой позиции о необходимости ухода Асада по истечении переходного периода и невозможности его участия в новых органах власти. Но приоритет Франции по понятным причинамсмещается на уничтожение ИГИЛ. Олланд не может откладывать до окончания сирийского урегулирования войну с террористами. У Франции и США, как сказал французский посол в Вашингтоне, «разная география». Отсюда стремление Парижа быстро протестировать готовность Москвы к совместным операциям против ИГИЛ в Сирии в рамках заявленной Олландом «большой коалиции».

Военные возможности Франции ограничены – и привлечение российских ВКС было бы весьма кстати, как и тесная координация с США, без которых такая операция практически невозможна. В отличие от Обамы Олланд, похоже, готов поверить, что Москва после теракта с А321 будет реально, а не на словах, воевать с ИГИЛ. Но Париж считает, что это Москва сейчас развернулась к позиции Франции, а не Франция – к российской. Глава МИД Франции Лоран Фабиус так и сказал: «Русские, видимо, искренни в своей инициативе. Лучше поздно, чем никогда».

Можно предположить, что в интересах совместной борьбы с ИГИЛ Франции необходимо нормализовать политические отношения с Россией. И, видимо, Олланд готов это сделать без оглядки на позицию Вашингтона, Берлина и Брюсселя. Неслучайно Париж решил активировать статью 42.7 Лиссабонского договора ЕС о взаимной военной помощи, а не 5-ю статью Североатлантического договора НАТО. Союзничать с НАТО у России не получится, а с ЕС – может быть.

Такая позиция Франции создает для Москвы возможности игры на раскол между Парижем, Вашингтоном и Берлином в надежде ослабить давление по Украине и перейти к обсуждению проблем европейской безопасности в выгодном для России ключе. Это сильный соблазн. Путин обозначил эту линию, назвав «союзниками» французов, а не США и антиигиловскую коалицию, в рамках которой Франция пока и воюет в Сирии. Тут явно есть перспективы для «новых гамбитов». Но чтобы эта сказка сделалась былью, Москве необходимо аккуратно решить вопрос с Асадом приемлемым для Парижа образом.

Союзничать с НАТО у России не получится, а с ЕС – может быть

Нельзя сказать, что Москва не корректирует свою стратегию в Сирии. После признания теракта на А321 российские удары возмездия впервые наносились преимущественно по районам, контролируемым ИГИЛ, в том числе по объектам нефтяной инфраструктуры. Объявлено о переходе ВКС к «свободной охоте» на бензовозы с добываемой ИГИЛ нефтью (возникает вопрос, что, собственно, мешало начать такую охоту сразу). А координация ударов по ИГИЛ производится на основе предоставленных разведданных оппозиции. Правда, о какой оппозиции идет речь, сказать невозможно, ни одна группировка это не подтвердила. Возможно, речь идет о курдах и патронируемом Иорданией Южном фронте.

Асад как проблема

Москва готова к взаимодействию с нынешней антиигиловской коалицией под эгидой США при условии признания ею суверенитета Сирии. Это можно сделать либо через принятие резолюции Совбеза ООН, предоставляющей полномочия коалиции на боевые действия на территории Сирии, либо через взаимное признание коалиции и режима в Дамаске. Но дьявол, как всегда, в деталях, то есть в Асаде.

Москва видит в резолюции Совбеза ООН способ окончательно легитимировать Асада как партнера в борьбе с ИГИЛ. Внесенный вчера российский проект резолюции так это и формулирует: признать роль армии Асада как главной силы в борьбе с ИГИЛ. Это стало неприятным сюрпризом даже для Франции, готовившей свой проект резолюции, в котором не предполагалось признавать заслуги действующего сирийского президента.

«Проблема Асада», таким образом, превратилась в главное препятствие на пути нормализации отношений с Западом и политического урегулирования в Сирии. Но насколько интерес в Асаде перевешивает интересы России в отношениях с Западом?

Американцы утверждают, что видят определенную гибкость в позиции Москвы, точнее, некоторое пространство между Москвой и Тегераном. Россия стремится к собственному военному доминированию в Сирии. И якобы в ходе контактов с лидерами арабских государств дает понять, что намерена ограничить влияние Ирана, если страны Персидского залива повлияют на сирийскую оппозицию и помогут в урегулировании конфликта.

Например, на этой неделе Асад объявил об упразднении Сил национальной обороны – финансируемых и обучаемых Ираном отрядов местных ополченцев, действующих самостоятельно и не подчинявшихся командованию Сирийской арабской армии.

Это удар по позициям Ирана, и это решение продавила Москва. Пока Москва и Тегеран придерживаются примерно одинаковых позиций по дальнейшей роли Асада, он остается президентом на переходный период и может снова участвовать в выборах. Но позиция Москвы меняется. Новая формулировка – его судьбу «должен решать сирийский народ». В этом и проявляется дистанция с Тегераном.

К тому же Москва вынуждена учитывать позицию Саудовской Аравии и Турции, которые готовы поддерживать прекращение огня, предусмотренного последним заявлением Международной группы поддержки Сирии, лишь с условием, что будет определен четкий период, в течение которого Асад должен будет уйти.

Судьба Асада – это козырь, который Кремль хотел бы держать до последнего

Без такой договоренности спонсоры оппозиции не согласятся на перемирие и продолжат массированные поставки оружия. Глава МИД Саудовской Аравии так и заявил по итогам венских переговоров: «Мы будем поддерживать политический процесс, если он приведет к уходу Асада. Или мы будем поддерживать сирийскую оппозицию, чтобы убрать его силой». Это прямой путь к афганскому сценарию, которого России необходимо любой ценой избежать. Военной победы Асада над оппозицией не будет – для Москвы это стало очевидным по первым результатам военной операции в Сирии.

Слишком высокая цена

Решение «проблемы Асада» существует. Москва должна обеспечить его «добровольное заявление», что он не будет участвовать в новых выборах и передаст власть сначала переходному правительству к маю 2016 года, а после президентских и парламентских выборов – новой власти в Сирии. Это снимет все вопросы по легитимности политического транзита и откроет большие возможности по объединению усилий с сирийской оппозицией против ИГИЛ.

Последние заявления Асада о невозможности политического урегулирования до окончания войны с терроризмом и о его намерении вновь участвовать в выборах не добавляют оптимизма. К тому же они противоречат уже достигнутым в Вене договоренностям о начале переговоров между сирийской властью и оппозицией до 1 января 2016 года. Но от пожеланий Асада уже мало что зависит. Интересы сирийского режима представляет Москва. И пока она заявляет, что Асад «отражает интересы значительной части сирийского общества» и «мирного решения без его участия найти не получится», никакого урегулирования не будет – оппозиция продолжит войну на истощение. В Кремле это понимают. Заявления Лаврова призваны скрыть реальность, описываемую известной формулой «торг здесь неуместен», но вполне возможен.

Понятно, что судьба Асада – это такой козырь, который Кремль хотел бы держать до последнего и разыграть только тогда, когда взамен можно будет получить что-то очень значимое. Проблема только в том, что цена того, что Москва хотела бы выручить за «голову Асада», может оказаться для Вашингтона и Парижа неприемлемо высокой.
https://slon.ru

Чем плох памятник князю Владимиру
Диванное настроение
sjjyolppp
Сотрудники, студенты, аспиранты и выпускники МГУ собрали более тысячи подписей против установки памятника князю Владимиру на Воробьевых горах. Как говорится в их открытом письме, установка монумента в охранной зоне «ставит под угрозу сохранность всего склона Воробьевых гор, включая сохранность самого памятника в долгосрочной перспективе».

Кроме того, отмечается в письме, огромная фигура испортит вид на университет, который «является визитной карточкой России и предметом ее гордости на международной арене».

Ну, Москва, готовься. Князь приближается

Фото опубликовано akozenko (@akozenko) Май 28 2015 в 1:14 PDT

В пресс-службе МГУ «Интерфаксу» сообщили, что не комментируют вопрос строительства памятника перед историческим зданием университета на Воробьевых горах. Вместе с тем источник в МГУ подтвердил, что множество сотрудников, преподавателей и бывших выпускников Московского университета обеспокоены строительством памятника.
→ Интерфакс

Под петицией против возведения памятника в интернете подписались 42 тысячи человек.
В 2015 году Россия по указанию президента РФ Владимира Путина будет отмечать тысячелетие преставления святого князя Владимира. На празднования потратят миллиард рублей. К 28 июля 2015 года должны быть предприняты все меры по увековечиванию памяти князя, в том числе установлен 24-метровый памятник.
Юрий Сапрыкин подробно писал на «Медузе», почему этот памятник ставить опасно.
https://meduza.io/

Что будет с Эхо Москвы
Диванное настроение
sjjyolppp
Главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов получил уведомление о том, что совет директоров «Эха» 21 ноября рассмотрит вопрос о главном редакторе радиостанции. Об этом Венедиктов сообщил Forbes в пятницу.

«Дело в том, что радиостанцию «Эхо Москвы» пытаются раздербанить: как станцию самую цитируемую, как станцию зарабатывающую и как станцию репутационную. Это политическое решение», — сказал Венедиктов. По его словам, ситуация не связана с увольнением ведущего «Эха» Александра Плющева.

Повестку на имя Алексея Венедиктова выложила (см.ниже) ведущая радиостанции Ирина Воробьева на своей странице в Facebook. В повестке сообщается, что на голосование вынесены три вопроса: «О главном редакторе радиоканала «Эхо Москвы»», «О редакции радиоканала «Эхо Москвы»», «О формате вещания радиоканала «Эхо Москвы»». Из документа следует, что голосование по этим вопросам пройдет в заочном режиме.

Представитель акционера, «имея в совете директоров счет 4:1», «видимо, так боится публичной дискуссии, что проводит заочное голосование», говорит главред «Эха». Он отметил, что официально в бумаге не разъясняется, что именно будет вынесено на голосование: точные формулировки повестки членам совета директоров должны сообщить не позднее чем за 24 часа до голосования.

«Но я уверен, что будет поставлен вопрос о моей отставке, — говорит Венедиктов. — Я намерен голосовать против».

Алексей Венедиктов намерен донести свою точку зрения до остальных членов совета директоров «Эха Москвы». «Я думаю, что надо довести эту ситуацию до сведения руководства Газпромбанка, банка «Россия» и ВЭБа. Потому что это удар по их личным активам», — отметил он.

По его словам, обращаться за помощью лично к президенту России Владимиру Путину он по-прежнему не собирается. «Я думаю, что если Forbes напишет об этом, президент получит информацию. Я не буду ни к кому обращаться, ставить людей в неудобное положение», — говорит он.

При этом Венедиктов не исключил того, что ситуация дойдет до суда. «Если мы посмотрим на второй пункт в повестке, «О редакции», мы поймем, что там может быть беспредел и нарушение закона. Совет директоров по уставу радиостанции и закону о СМИ не имеет полномочий ничего делать с редакцией. Но если люди пошли по юридическому беспределу, значит, встретимся в суде», — сказал главный редактор «Эха».

Венедиктов утверждает, что не хотел сразу распространять информацию о проведении совета директоров, а хотел разобраться в полученном документе. «Это господин Лесин отдал эту информацию в СМИ», — замечает он.

Михаил Лесин, глава правления холдинга «Газпром-медиа» (владеет 66% акций «Эха»), в пятницу сообщил «Ведомостям», что поставил перед советом директоров «Эха Москвы» вопрос о главном редакторе, редакции и формате радиостанции. Лесин говорит, что эти вопросы связаны с увольнением ведущего «Эха« Александра Плющева. «К сожалению, эта история по непонятным причинам вдруг переросла в личный конфликт Венедиктова со мной», — сказал глава «Газпром-медиа». По словам Лесина, он был вынужден идти «на жесткие меры», поскольку Венедиктов «просто не слышит акционеров и совет директоров».

Председатель правления «Газпром-Медиа» в интервью Forbes — о планах крупнейшего медиахолдинга страны, претензиях к «Эху Москвы», отношениях с Юрием Ковальчуком и дружбе с Алексеем Громовым и Константином Эрнстом Михаил Лесин в интервью Forbes в августе сетовал, что юридически не может влиять на редакционную политику радиостанции, но подчеркивал, что его на «Эхе« «слышат». В том же интервью Лесин дал понять, что, если бы «Эхо« стало действительно «проблемным» активом, его формат «завтра бы переориентировали». «И была бы музыкальная станция «Эхо Москвы». Пели бы, и все», — заявлял глава «Газпром-медиа».

Конфликт Лесина и Венедиктова обострился в начале ноября, когда гендиректор «Эха Москвы» Екатерина Павлова по инициативе главы «Газпром-медиа« уволила ведущего радиостанции Александра Плющева. Лесин сказал Forbes, что увольнение Плющева связано «с моралью». За день до этого журналист в своем «твиттере» задал вопрос об утонувшем зампреде Внешэкономбанка и сыне главы администрации Кремля Александре Иванове: «Считаете ли вы гибель сына Иванова, некогда сбившего старушку и засудившего ее зятя, доказательством существования бога/высшей справедливости?» (позднее Плющев удалил «твит» и извинился).

Алексей Венедиктов с увольнением ведущего в обход него не согласился и заявил, что Плющев продолжит работу на «Эхе Москвы». Когда гендиректор запретила охране пускать Плющева в здание на Новом Арбате, где находится радиостанция, журналиста вывели в эфир по «скайпу». Плющев также пожаловался в трудовую инспекцию, которая начала проверку на «Эхе».

Венедиктов рассказал, что в последний раз лично говорил с Лесиным в понедельник, 10 ноября. По его словам, глава «Газпром-медиа» снова потребовал уволить Александра Плющева, на что Венедиктов предложил дождаться решения трудовой инспекции.

http://www.forbes.ru/

?

Log in